О проблемах защиты прав собственности в судах

Другой полагает, что документ затрагивает одну из наиболее сложных и дискуссионных проблем гражданского права — обеспечение баланса интересов собственника, утратившего имущество, и добросовестного приобретателя. В разное время Олег Сергунин, Дмитрий Исупов, Сергей Прокудин приобрели участки земли и зарегистрировали свое право собственности в Росреестре. Впоследствии органы прокуратуры подали в суды иски от имени администраций муниципальных образований об истребовании указанных земельных участков из чужого незаконного владения. В 2013 и 2014 гг. Суды выяснили, что спорная недвижимость ранее выбыла из собственности муниципалитетов в результате мошеннических действий третьих лиц.

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 653-60-72 Доб. 448
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 773

Спецификация прав собственности. Теорема Коуза и трансакционные издержки Актуальные проблемы защиты интеллектуальной собственности в судах общей юрисдикции России Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование" Номер 3 40 , Октябрь г. Перспективы и направления совершенствования законодательства о собственности Участники Парламентских слушаний, обсудив проблемы, перспективы и направления совершенствования законодательства о собственности, отмечают следующее. Одним из наиболее важных направлений государственной политики долгосрочного социально-экономического развития России является обеспечение национальной в том числе экономической безопасности, которое требует наличия эффективного механизма контроля соблюдения законодательства, регулирующего гражданские правоотношения. Основой таких правоотношений в соответствии со ст. Признание и защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности гарантировано ст.

Актуальные проблемы защиты интеллектуальной собственности в судах общей юрисдикции России; Актуальные проблемы судебной защиты права. выявить основные проблемы защиты права собственности в . в практическую деятельность судов общей юрисдикции и арбитражных судов. требования о защите права собственности на недвижимость и его. субъектного состава белорусских, так и российских судов) свидетельствует о применении . Исследование проблемы защиты прав собственника и интересов.

Когда дарственная бесполезна

Витрянский В. Как известно, для защиты собственника вещи, являющегося субъектом абсолютных отношений, от неправомерных действий любых лиц издревле используются такие традиционные классические вещно-правовые способы защиты права собственности, как виндикационный иск и негаторный иск. Под виндикационным понимается иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения; под негаторным — иск об устранении препятствий в пользовании имуществом, не связанных с лишением владения. Данные способы защиты права собственности закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации ст. Например, применительно к виндикационному иску в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. Так, в пункте 22 Постановления внимание арбитражных судов обращено на то, что собственник вправе истребовать имущество от лица, у которого это имущество фактически находится в незаконном владении; не может быть удовлетворен иск, предъявленный к лицу, у которого находившееся ранее в незаконном владении имущество к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует. Согласно пункту 23 названного Постановления иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение. В соответствии с пунктом 24 Постановления, предъявляя иск об истребовании имущества у добросовестного приобретателя, собственник должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение, помимо их воли. При этом покупатель имущества не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными. Специальное приложение.

Способы защиты права собственности

Витрянский В. Как известно, для защиты собственника вещи, являющегося субъектом абсолютных отношений, от неправомерных действий любых лиц издревле используются такие традиционные классические вещно-правовые способы защиты права собственности, как виндикационный иск и негаторный иск.

Под виндикационным понимается иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения; под негаторным — иск об устранении препятствий в пользовании имуществом, не связанных с лишением владения. Данные способы защиты права собственности закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации ст.

Например, применительно к виндикационному иску в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. Так, в пункте 22 Постановления внимание арбитражных судов обращено на то, что собственник вправе истребовать имущество от лица, у которого это имущество фактически находится в незаконном владении; не может быть удовлетворен иск, предъявленный к лицу, у которого находившееся ранее в незаконном владении имущество к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует.

Согласно пункту 23 названного Постановления иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение. В соответствии с пунктом 24 Постановления, предъявляя иск об истребовании имущества у добросовестного приобретателя, собственник должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение, помимо их воли.

При этом покупатель имущества не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

Специальное приложение. Вместе с тем, как показала обширная судебно-арбитражная практика последнего десятилетия, названные традиционные вещно-правовые способы защиты права собственности во многих случаях оказываются неэффективными, когда речь идет о различных нарушениях права собственности на недвижимое имущество. Как известно, право собственности на недвижимое имущество, как вновь создаваемое, так и приобретаемое по сделке, возникает с момента государственной регистрации права собственности на соответствующую недвижимость ст.

Поэтому единственным бесспорным доказательством права собственности на недвижимость может стать лишь то обстоятельство, что право собственника на соответствующий объект зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

В связи с этим традиционные способы защиты права собственности могут оказаться эффективными только в случаях элементарного нарушения права собственности на недвижимость, связанных с примитивным завладением чужим имуществом его захватом или чинением собственнику препятствий в использовании соответствующей недвижимости, которые не сопровождаются какими-либо юридическими действиями по оформлению прав на чужое имущество.

Да и применительно к подобным случаям в юридической литературе высказываются сомнения относительно возможности применения виндикационного иска в целях защиты права собственности на недвижимое имущество.

Например, по мнению Е. Суханова, в вещных правоотношениях, объектом которых является недвижимость, такому способу защиты, как виндикационный иск, вообще нет места.

При незаконном же лишении собственника возможности доступа на свой земельный участок или в свой жилой дом и т. Наследственное право.

Исключительные права. Личные неимущественные права. Судебно-арбитражной практикой, впрочем, не исключается возможность применения виндикационного иска в случаях нарушения права собственности на недвижимость, поскольку всякое завладение чужим имуществом как движимым, так и недвижимым может рассматриваться с разных точек зрения и как лишение собственника владения указанным имуществом, и как лишение последнего доступа к использованию принадлежащего ему имущества.

Скорее, в ситуации, подобной описанной, правильнее говорить о том, что собственник лишается возможности доступа к принадлежащему ему объекту недвижимости в силу лишения его фактического владения указанным объектом. А поскольку в этом случае для защиты нарушенного права собственности требуется отобрание имущества у фактического владельца и передача его собственнику а не запрет на совершение действий, создающих препятствия в пользовании соответствующим имуществом , то эти цели могут быть достигнуты путем предъявления собственником недвижимости к фактическому владельцу именно виндикационного а не негаторного иска.

Сейчас речь о другом. В настоящее время судам нередко приходится сталкиваться с ситуациями, когда процесс завладения чужим недвижимым имуществом путем совершения фиктивных или иных неправомерных сделок с недвижимостью, подделки документов и т. В результате надлежащий собственник недвижимого имущества оказывается в положении лица, утратившего формально-юридически право собственности на принадлежащий ему объект недвижимости, и, напротив, ответчик, к которому собственник вынужден обращаться с соответствующими требованиями, числится опять же формально-юридически, согласно данным Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество субъектом права собственности на спорную недвижимость.

В подобных случаях реальная защита права собственности, ограниченная использованием собственником исключительно вещно-правовых способов защиты виндикационного и негаторного исков , оказывается невозможной. Ведь предъявляя как виндикационный, так и негаторный иск, лицо истец должно располагать бесспорным доказательством наличия у него права собственности на соответствующее имущество, каковым применительно к недвижимости может служить лишь соответствующая регистрационная запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

В нашем же случае такая регистрационная запись имеется, но она удостоверяет право собственности ответчика на спорную недвижимость, что само собой исключает возможность удовлетворения виндикационного или негаторного иска. Поэтому в подобных случаях лицо, неправомерно утратившее титул собственника назовем его надлежащий собственник , вынуждено прибегать к иным общим способам защиты нарушенного субъективного гражданского права.

На первом этапе 1995 — 2003 гг. Причем зачастую по требованию собственника признавались недействительными целые цепочки сделок по признаку порока первой сделки, состоящего в отчуждении чужого имущества неуправомоченным лицом. Названная судебно-арбитражная практика приобрела такой размах, что она стала представлять собой реальную угрозу имущественному обороту.

Из возможных вариантов решения проблемы, которые в то время обсуждались в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации, на мой взгляд, наиболее приемлемым было предложение, состоящее в том, чтобы исходить из недопустимости признания по иску собственника недействительными всех сделок, совершенных с его имуществом, имея в виду, что требование реституции может быть заявлено последним лишь по первой сделке.

Возможность такого подхода проистекает из буквального толкования нормы, содержащейся в п. Из этого правила следует, что применение реституционных последствий недействительности сделки ограничивается лишь первой сделкой. У последнего в цепочке сделок приобретателя имущество может быть истребовано собственником только по виндикационному иску но не в порядке реституции.

К сожалению, это предложение не получило поддержки и не нашло отражения в формируемой тогда судебно-арбитражной практике. Если в такой ситуации собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю ст.

Приведенное здесь столь подробное разъяснение заслуживает пристального внимания, поскольку, как оказалось в дальнейшем, выраженный в нем подход во многом предопределил развитие гражданского законодательства в части защиты прав добросовестных приобретателей недвижимости.

Ну, а в далеком теперь 1998 г. В самом деле, признание сделки недействительной сделка по отчуждению чужого имущества не уполномоченным собственником лицом является ничтожной на основании ст.

Введение в реституционные отношения фигуры добросовестного приобретателя не вполне соответствовало названному законоположению и не учитывало двусторонний характер реституции. С другой стороны, нельзя было не учитывать, что собственник, предъявляя вместо нормального для данной ситуации виндикационного иска к фактическому владельцу неправомерно отчужденного имущества требование о признании недействительными всех совершенных сделок и отобрании имущества у последнего приобретателя пусть и в качестве последствий недействительности соответствующих сделок , конечно же, преследовал цель обойти законоположения, защищающие добросовестного приобретателя.

Придание же решению суда об отказе в удовлетворении исковых требований собственника о применении последствий недействительности сделок в виде возврата имущества по мотиву добросовестности его приобретения значения основания для государственной регистрации права собственности за добросовестным приобретателем в то время было призвано компенсировать пробел, имевшийся в действовавшем тогда законодательстве.

Ведь, сохранив за собой имущество в фактическом владении в результате отклонения судом требования собственника о его возврате, в то время добросовестный приобретатель получал статус давностного владельца, который мог приобрести право собственности на соответствующую недвижимость лишь по истечении 15-летнего срока приобретательной давности, окончание которого и только!

Однако в этом случае соответствующий объект недвижимости на весь срок приобретательной давности по сути исключался из оборота, поскольку давностный владелец, не будучи собственником имущества, не был вправе им распоряжаться. Позже уже в 2003 г. Такой подход нашел поддержку и в юридической литературе. Например, Е. И все же, как представляется, в ситуации, когда надлежащий собственник имущества предъявляет иск о признании недействительными сделки по отчуждению его имущества неуправомоченным лицом и последующих сделок с этим имуществом, а также о возврате ему указанного имущества, проблема состоит отнюдь не в том, что виндикационный иск, который подлежит применению в данном случае для защиты прав собственника, необоснованно подменяется реституционным требованием, а в том, что данным требованиям необходимо дать правильную правовую квалификацию.

Такой иск собственника содержит в себе два самостоятельных требования: во-первых, это требование о признании сделки недействительной; во-вторых, это требование о возврате собственнику его неправомерно отчужденного имущества. Первое требование о признании сделки недействительной , особенно в ситуации, когда имеются основания считать сделку ничтожной как противоречащую закону как это имеет место в нашем случае , не может быть квалифицировано в качестве обязательственно-правового способа защиты, конкурирующего с вещно-правовым способом виндикационным иском.

Ведь в данном случае мы имеем дело со сделкой как с юридическим фактом, являющимся основанием возникновения обязательственного правоотношения. Признание сделки недействительной как раз и означает, что она не может служить юридическим фактом, порождающим соответствующее обязательственное правоотношение.

Именно поэтому правом на предъявление требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки наделено любое заинтересованное лицо п. Второе требование о возврате имущества собственнику никак нельзя квалифицировать в качестве требования о применении последствий ничтожной сделки даже в том случае, когда правовым основанием иска в соответствующей части собственник называет п.

Ведь согласно названным нормам при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах. Что же касается требования собственника о возврате его неправомерно отчужденного имущества, обращенного к последнему приобретателю фактическому владельцу этого имущества, то с точки зрения его правовой квалификации оно является не чем иным, как виндикационным требованием, поэтому оно и должно рассматриваться судом по правилам о виндикационном иске, включая правила, направленные на защиту добросовестного приобретателя ст.

При этом, конечно же, собственник как заинтересованное лицо в смысле п. Наблюдаемое в последние годы значительное сокращение числа споров, связанных с применением собственниками неправомерно отчуждаемого имущества такого способа защиты, как требование о признании соответствующих сделок недействительными и применении последствий их недействительности, объясняется не только а может быть, и не столько тем обстоятельством, что суды встали на защиту добросовестных приобретателей.

Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ. Судебно-арбитражная практика последних лет свидетельствует о том, что в случаях нарушений права собственности на недвижимое имущество, сопровождающихся соответствующим юридическим оформлением прав в виде регистрационных записей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, собственники соответствующего имущества все чаще прибегают к такому способу защиты, как требование о признании права собственности на спорную недвижимость.

Надо сказать, что в юридической литературе высказано разное зачастую противоположное отношение к этому способу защиты права собственности на недвижимость: от признания его чуть ли не единственным способом защиты до отрицания за ним самостоятельного значения.

Так, Е. Следовательно, — полагает Е. Суханов, — спор о наличии или отсутствии вещного права на такой объект всегда сводится к спору о правильности указанной записи, т. По мнению же К. Это утверждение может быть представлено и как требование о признании права собственности и тем самым — переместится в предмет иска.

Стало быть, вопрос о соотношении норм ст. Иными словами, допустимо ли разъединение требований о защите права собственности виндикационным или негаторным иском? В связи с этим хотелось бы отметить следующее. Во-первых, Е. Суханов, безусловно, прав в том, что в случаях, когда нарушения права собственности на недвижимость сопровождаются внесением соответствующих регистрационных записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество, защита прав надлежащего собственника недвижимости невозможна без рассмотрения судом его требования о признании права на соответствующую недвижимость.

Однако удовлетворение такого требования судом может оказаться достаточным для обеспечения защиты права собственности лишь в том случае, если надлежащий собственник не утратил своего владения спорной недвижимостью.

Если же к моменту судебного признания права собственности спорный объект недвижимости окажется во владении другого лица, отказывающегося возвратить его собственнику, обеспечение реальной защиты права собственности невозможно без предъявления иска об истребовании имущества. К слову сказать, на практике чаще всего так и происходит: обычно в одном иске, предъявляемом собственником к лицу, зарегистрировавшему право собственности на спорный объект недвижимости, требование о признании права собственности сочетается с виндикационным требованием.

Более того, не исключена ситуация, когда суд, удовлетворив требование о признании права собственности на объект недвижимости, будет вынужден отказать в удовлетворении виндикационного требования, например, в случае заявления ответчика о пропуске срока исковой давности по указанному требованию, которое найдет свое подтверждение в суде.

Во-вторых, требование о признании права в нашем случае — о признании права собственности на недвижимое имущество не может рассматриваться в качестве элемента основания виндикационного или негаторного иска, как полагает К. Правом на такой иск может обладать лишь лицо, располагающее бесспорными доказательствами наличия у него права собственности на соответствующее имущество. Применительно к недвижимости таковым доказательством, как известно, признается лишь регистрационная запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

Поэтому в случае, когда право собственности на спорный объект недвижимости зарегистрировано за другим лицом, надлежащий собственник не может истребовать указанное имущество по виндикационному иску, не оспорив зарегистрированного права собственности ответчика путем предъявления к последнему требования о признании права собственности. В-третьих, требование о признании права является самостоятельным способом защиты всякого нарушенного субъективного гражданского права, включая и право собственности.

Поэтому представляется не вполне обоснованным противопоставление требования о признании права, названного среди способов защиты гражданских прав ст. Вполне реальная проблема, которую прежде всего предстоит решить собственнику в случае нарушения его права собственности на имущество, включая недвижимость, в том числе и при государственной регистрации прав других лиц на соответствующую недвижимость, — это проблема выбора оптимального способа защиты права собственности, применение которого в тех или иных конкретных условиях позволит восстановить нарушенное право.

В этом смысле чрезвычайно важное значение имеет формирующаяся в настоящее время судебно-арбитражная практика рассмотрения споров по требованиям о признании права собственности на недвижимое имущество. Одна из актуальных проблем, возникающих при рассмотрении таких споров, состоит в применении к соответствующим требованиям о признании права собственности на недвижимое имущество законоположений об исковой давности.

Дело в том, что в отдельных случаях при рассмотрении конкретных дел в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нашел возможным не применять нормы об исковой давности к требованиям о признании права собственности на недвижимое имущество.

Первым из таких дел явился спор по иску государственного учреждения связи к муниципальному образованию о признании права федеральной собственности на занимаемое учреждением нежилое помещение, которое администрацией муниципального образования было включено в реестр муниципальной собственности. Ответчик муниципальное образование обратилось в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре в порядке надзора постановления кассационной инстанции, которая, отменив судебные акты первой и апелляционной инстанций, удовлетворила исковые требования о признании права федеральной собственности на спорное жилое помещение.

Одним из основных доводов заявителя послужило то обстоятельство, что кассационная инстанция не согласилась с доводом арбитражного суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности, посчитав возможным применить к спорным правоотношениям положения ст. В Постановлении Президиума об оставлении Постановления кассационной инстанции без изменения , принявшего во внимание, что спорное помещение находится во владении государственного учреждения с 1979 г.

Нельзя не отметить, что ранее ст. Допуская возможность несколько расширительного толкования данной статьи, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации исходил из особенностей регулирования прав на недвижимое имущество. Действительно, в ситуации, когда третьими лицами совершаются незаконные сделки или иные неправомерные действия, направленные на юридическое оформление перехода права собственности на недвижимое имущество, остающееся во владении надлежащего собственника законного владельца , который в этом случае может защитить свое право собственности на недвижимость, лишь оспорив зарегистрированное право собственности другого лица, иск надлежащего собственника о признании права собственности выполняет ту же роль, что и негаторный иск, поскольку с его помощью как и в случае с негаторным иском устраняются нарушения права собственности законного владения , не связанные с лишением владения.

Однако такой аккуратный пусть и несколько расширительный подход Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации к толкованию одной из норм, содержащихся в ст. Например, по мнению К.

Ненадлежащий способ

Анатолий Семёнов: "Необходимо создать самостоятельный институт Уполномоченного по интеллектуальным правам" Анатолий Семёнов: "Необходимо создать самостоятельный институт Уполномоченного по интеллектуальным правам" 20 февраля 2018 Екатерина Добрикова Интеллектуальное право динамично развивается, причем существенную роль в этом играет не только совершенствование законодательства, но и правоприменительная практика. Удалось ли Конституционному Суду Российской Федерации решить проблему параллельного импорта? Какие варианты реформирования коллективного управления авторскими и смежными правами наиболее оптимальны? Почему в России нужно создать отдельный институт Уполномоченного по интеллектуальным правам? Каковы основные проблемы в сфере интеллектуальной собственности в настоящее время? РУ ответил представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семёнов. Позиция КС РФ оставила двойственное ощущение.

О проблемах защиты прав собственности в судах

Черняховского, д. Самое широкое распространение получил такой способ, как признание недействительным зарегистрированного права на недвижимое имущество. Причем предусмотренные гражданским законодательством вещно-правовые способы защиты, которые, казалось бы, и должны служить средством восстановления нарушенного права, зачастую игнорируются участниками спорных правоотношений. Рассмотрим, возможно ли признание судом недействительным зарегистрированного права на недвижимое имущество, по поводу которого возник вещно-правовой спор? Что говорит законодательство? В современной судебной практике при рассмотрении споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав, по сей день продолжает существовать подход, рассматривающий как самостоятельный способ защиты гражданских прав признание недействительным зарегистрированного права собственности на недвижимое имущество Обзор судебной практики по рассмотрению районными городскими судами Калининградской области гражданских дел во втором полугодии 2013 года. Надо сказать, что юридическое сообщество уже давно успело привыкнуть к этому способу защиты права собственности на недвижимое имущество. Однако насколько верно в принципе признавать право недействительным? Правильно ли просить суд аннулировать запись в ЕГРП, признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права?

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Признание права собственности - Адвокат Мусаев

"О проблеме защиты прав собственности в судах". Доклад главы ВАС РФ

Проблемы защиты собственности в гражданском праве и уголовном процессе Аванесов, Эдуард Ваагенович Данная диссертационная работа должна поступить в библиотеки в ближайшее время Диссертация, - 480 руб. Проблемы защиты собственности в гражданском праве и уголовном процессе : автореферат дис. Расширение сферы применения гражданско-правовых способов защиты права собственности связано с изменением политической и экономической системы общества, которое повлекло за собой принятие нового законодательства, обеспечивающего более эффективную охрану прав и интересов собственника. Защита права собственности регулируется нормами разных отраслей права. В последние годы в законодательстве появляются все ноЕые способы защиты права собственности.

требования о защите права собственности на недвижимость и его. субъектного состава белорусских, так и российских судов) свидетельствует о применении . Исследование проблемы защиты прав собственника и интересов. отношения и возникающие проблемы носят комплексный характер, когда решения давно назревших проблем в сфере защиты прав акционеров. вещно-правовых способов защиты права собственности. дебной практикой, результаты чего закреплены актами высших судов. Иные проблемы.

Основа благоприятного делового климата - неприкосновенность прав собственности и действенность механизмов, обеспечивающих переход прав на имущество. Защита прав акционеров и инвесторов будет включать в себя защиту как имущественных прав, так и прав на участие в управлении.

Вы точно человек?

Нет смысла подробно обосновывать необходимость защиты права собственности и других вещных прав. Эти права являются фундаментальными для любого субъекта гражданского права, а не только для инвесторов, в контексте защиты интересов которых эту тему принято в последние годы развивать. Будучи одновременно и предпосылкой, и результатом любой экономической деятельности, право собственности и другие вещные права гарантируют успех этой деятельности. Без эффективной защиты данных прав любая хозяйственная, а более широко — любая социальная деятельность лишается смысла. Правильная судебная практика по защите права собственности и других вещных прав предполагает наличие нескольких компонентов.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 7 Вопросов Юристу. Защита права собственности в ДНР
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. propysan

    такой клёвый сайт.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных